Между Торонто и Киевом. Исповедь отставшего пассажира

Между Торонто и Киевом. Исповедь отставшего пассажира


Уж не знаю, чем я прогневила судьбу, но почему-то все мои путешествия в этом году не обходятся без приключений. Хотя, собираясь в Торонто навестить двоюродную сестру, я ни о чем таком не думала, наивно полагая, что все плохое со мной уже случилось в предыдущих поездках. Оказывается, доселе я не испытала радости опоздать на рейс и застрять в пункте транзита. Но обо всем по порядку.

Выбирая билеты на самолет, прямые рейсы Киев – Торонто я отмела практически сразу по нескольким причинам. Их осуществляла всего одна украинская авиакомпания и по определенным дням недели. Пассажиры жаловались на отвратительный сервис, испытывать который пришлось бы больше 10 часов полета, а мой патриотизм исчезает гораздо быстрее. Кроме того, по дороге к сестре, я собиралась увидеть Париж. Но совершенно не собиралась умирать в нем.

Система поиска авиабилетов подобрала мне отличный вариант стыковки маршрутов компаний Air France и Air Canada в оба конца. Главный консультант в лице Инны Бородиной снабдил меня подробными инструкциями, картами и советами. Вооружившись ими я достойно прошла испытание аэропортом Шарль-де-Голль и парижской подземкой. Не прошла испытание только парижскими мужчинами, точнее их галантностью.

Один французский джентельмен не только помог мне найти отель, но еще и сопроводил прямо до его дверей, любезно катя мою огромную сумку. Второй, на следующий день помог на пересадочной станции и проехал со мной практически до аэропорта, чтобы убедиться, что я не заблужусь. С таким политесом чувствуешь себя не просто Женщиной, а вообще вселенским сокровищем. Рекомендую всем Париж в качестве лекарства для поднятия самооценки.

В Торонто я прибыла в самом удивительном расположении духа.

Две недели погружения в канадскую жизнь только добавили положительных эмоций и впечатлений. Все сюрпризы поджидали меня на обратном пути.

Я должна была делать пересадку в уже знакомом мне аэропорту Шарль-де-Голль, интервал между рейсами больше 3-х часов, так что времени было достаточно… Если бы канадские авиалинии не задержали рейс на 2 часа и 40 минут. Сначала, я даже обрадовалась, т.к. 2 часа дополнительного времени давали мне возможность спокойно сделать необходимые покупки в Duty Free. Однако, когда время задержки продлилось, в голове начал настойчиво звучать вопрос «успею ли я пересесть». Должна вам сказать, что аэропорт Шарль-де-Голль это десятки километров, чтобы перейти из терминала в терминал нужно время, даже если ты быстро ориентируешься и знаешь куда идти. А если не быстро и не знаешь…

Поскольку, в моей голове долго обычно ничего не держится, мысли быстро переходят в действия, я начала задавать этот вопрос представителям авиакомпании в аэропорту и, позже, стюардессам на борту. Они уверили меня, что все будет замечательно, даже если я опоздаю, мне быстро подберут другой рейс, но я не опоздаю и, вообще, все будет удивительно. Не верьте нежным голосам и ласковым улыбкам. Я давно подозреваю, что всех сотрудников авиабизнеса первым делом инструктируют соглашаться со всеми пассажирами и обещать им всех благ. Психиатры тоже всегда соглашаются со своими пациентами и обещают их вылечить. И разговаривают они тихими и приятными голосами.

Все действительно было удивительно, катастрофически удивительно. Мы прибыли за 45 минут до отправления моего следующего рейса. Как молодая лань, я неслась по коридору к стоянке шаттлов, курсирующих между терминалами. Шаттлы, конечно, курсируют, и это чудесно. Но едут они по своему графику, со своей скоростью, со своим интервалом и им плевать опаздываешь ты или нет. В общем, я опоздала. Ровно за 5 минут до отправления я подбежала к своему терминалу. Представитель Air France радостно сообщил мне, что ближайший рейс на Киев будет только на следующий день, меня на него переставят, а что мне делать, следует решать с Air Canada, для этого нужно пойти туда откуда пришла. Слава Богу не в Торонто, а всего лишь в терминал 2 А, хотя не знаю что проще.

И вот я в терминале 2 А. Сотрудники трансферного отдела сопровождают мое появление определенными мимическими движениями, которые трудно принять за радость и словами «O, My Got». Да, верю, они так же счастливы, как и я, и на моем лице это тоже написано. При этом мы все понимаем, что некоторое дальнейшее взаимодействие между нами неизбежно, поэтому синхронно меняем гримасы на улыбки и начинаем переговоры, что делать дальше. Самое простое разместить меня на ночь в отеле аэропорта, но к несчастью в нем нет свободных номеров. Срок Шенгенской визы истек. Мне оформляют однодневную транзитную визу в полицейском департаменте аэропорта. Ищут отель в его окрестностях, но оказывается, что они тоже заняты. Мое оформление тянется уже 3-й час, смена сотрудника который мной занимается близится к концу и тогда он делает мне предложение века- остаться в зале ожидания аэропорта, но зато компания Air Canada обеспечит мне обед и ужин. После 7-ми часового перелета, гонки по терминалам, 3-х часов в транферном отделе, мне плевать на обед и на ужин. Душ – единственное чего я хочу. Я так и говорю об этом симпатичному афро-французу, которого, кстати, зовут Джой. Очевидно, душ для него тоже главная ценность, поэтому он сдается и продолжает поиски гостиницы. Так проходит еще час. Читая эту историю, вы, очевидно, думаете на каком же языке я общалась. Есть понятия British English, American English… Все это замечательно, но их у меня нет, зато есть Russian English - английский благополучно забытый 10 лет назад и состоящий из набора отдельных слов, употребляемых в свободном порядке не взирая на времена, склонения и формы. Но меня понимали, и это главное.

Итак, через час Джой сообщает мне что отель найден, вручает чек авиакомпании, проводит через таможню, направляет к стоянке шаттлов до отеля и радостно машет рукой. Я так же радостно машу рукой в ответ. Все-таки заканчивать нужно всегда на хорошей ноте. Раздумываю, не обнять ли его для усиления ноты, знаете как в оперных ариях, певец поет «а», «А», а потом как затянет «АААААА», но боюсь, как бы Джой не закричал «ААА» совсем не от восторга. Поэтому сдержанно, но с блеском слезы в глазах, благодарю его за помощь. Мужчинам нужно давать чувствовать себя героями, чтобы им хотелось еще кого-то спасать.

Примерно пол часа уходит на поиск стоянки и ожидание шаттла. Я в отеле. Оба портье увлеченно беседуют по телефонам. Но, я уже натренирована к долгим ожиданиям. Наконец, один из них, не прекращая разговора, милостиво протягивает руку к моим документам. Я радостно протягиваю чек и по затянувшейся паузе, а потом и по кривящемуся лицу портье понимаю, что что-то не так. На мое имя нет никакой резервации. И номеров свободных тоже нет. На мой умоляющий вопрос «что же мне делать», он милостиво сообщает, что в Париже 2 отеля с таким названием. Возможно мне в другой. Я умоляю его позвонить и узнать есть ли в другом бронь на меня. Ее нет. А значит, мне снова нужно ехать в аэропорт. Там, я понимаю, что уже не попаду к стойке трансфера, для этого мне нужно будет пройти зону таможенного контроля и потерять визу. Да и Джой вряд ли еще на работе. Меня охватывает такое отчаяние, что первый раз за этот сумасшедший день я по настоящему плачу. Сижу на лавочке, смотрю на счастливых и расслабленных пассажиров, по деловому снующих сотрудников и чувствую себя песчинкой, потери которой никто не заметит.

Без всякой надежды подхожу к девушке из бюро информации, объясняю ситуацию и прошу мне помочь. После долгих телефонных переговоров, она находит другого представителя канадских авиалиний, та находит мне другой отель, приносит новый чек. И снова шаттл, и снова стойка рецепции, к которой я уже боюсь подходить. На это раз все действительно в порядке, я в номере отеля Redisson, в котором вряд ли когда-то бы остановилась, учитывая стоимость.

От радости я прыгаю на кровати, купаюсь в пушистых подушках и любуюсь собой в огромном зеркале напротив.

А, главное, бегу в душ и моюсь там всеми шампунями и гелями сразу.

Впереди ужин, милостиво оплаченный компанией Air Canada. Вот тут я действительно оторвалась. Учитывая, что спешить мне некуда, ехать бродить по вечернему Парижу не было сил, спать еще не хочется, все вечернее время я посвятила гастрономическому гедонизму, а разгуляться было где. Круглая, двухярусная стойка буфета, на которой в тарелках, кастрюльках и корзинках разложены всевозможные изыски от тамошнего шеф-повара. Бесшумные официанты, красивая сервировка, приятная музыка и я, сидящая за отдельным столом, медленно отрезающая микроскопический кусочек от и без того маленькой тарталетки, спокойно и с наслаждением пережевывая, запиваю все красным французским вином. Отдаю дань этому блюду. И перехожу к следующему. Я ужинала целый час, при этом по кусочку попробовав все блюда буфета. Никогда еще, я не ела с таким удовольствием, до сих пор пища была лишь средством насытиться, в тот вечер она стала для меня эстетикой. Я ела не для сытости, я ела для удовольствия и красоты.

Вылет в Киев в 7:35, первый шаттл из отеля уходит в 6 утра; так что позавтракать я уже не успеваю; так что - прощай, Rаdisson, и прощай, Париж. Здравствуй, аэропорт Шарль-де-Голль, по которому я уже могу работать инструктором.

У стойки регистрации очередь. Опоздав на один рейс, я совершенно не намерена опаздывать на второй, поэтому пролезаю под огородительными тросами, и оказываюсь возле первой же свободной секции. Пусть все думают, что я хамка, зато я буду хамкой, успевшей на самолет. Прошу проверить также судьбу багажа, меня уверяют, что все в порядке и он в самолете. Но не верьте ласковым улыбкам, об этом я уже предупреждала в первой части.

Наконец, я в очереди на таможню, и тут, глядя как резво и неумолимо таможенники вышвыривают из ручного багажа все, что им хоть чем-то не нравится, до меня доходит страшная мысль, о том, что виски, купленный в Торонто, сейчас постигнет та же участь. Ведь его поставили в обычный пластиковый пакет и просто вложили чек. А тут требуют вакуумной упаковки спиртных напитков. Но наш человек никогда не сдается.

Со слегка растерянной улыбкой и взглядом, полным надежды я подхожу к таможенному столику. Немая сцена - он смотрит на меня, на виски, на чек, потом в обратном порядке. Строгим голосом говорит «Нет», но в глазах я читаю сомнение. Усиливаю улыбку и добавляю надежды во взгляд. Он идет за консультацией к другому, тот к третьему. Постепенно вокруг меня собирается 5-6 таможенников, они смотрят на меня, на виски, на чек, переговариваются между собой. Я не просто усиливаю улыбку и надежду, но еще и умножаю все это на шестерых. В итоге один уходит, возвращается с вакуумным пакетом, листом бумаги, пишет на нем какую-то записку, упаковывает в пакет вместе с бутылкой, все запечатывает.

Я прямо вижу в нем Робинзона Крузо, отправляющего послание в бутылке неизвестному адресату. Добавляю во взгляд восхищения и даже лепечу какие-то благодарности. И пролетаю к выходу на посадку. Неужели я уже в самолете?

Правда, вместе со мной там же еще толпа французских хасидов. Оказывается, 5-6 сентября они отмечают в Умани свой Новый год и 200-летие со дня смерти праведника Нахмана, могила которого находится там. Весь полет сопровождается шумом, перекрикиваниями, песнями, суетой. Но мне все равно, скоро я буду дома.

Дома меня поджидает новый сюрприз – багаж отсутствует. Приходится обратиться в бюро и составить заявление на розыск. Но я уже дома!

В заключение этой саги, хочу дать несколько советов, тем, кто еще только может попасть в аналогичную ситуацию:

1.Прежде всего успокойтесь и расслабьтесь – все уже случилось, вы опоздали, от того будете вы биться в истерике или нет, ничего не измениться. Вас отправят в пункт назначения как можно быстрее. Поверьте, ни один аэропорт не имеет тайных намерений сделать вас своим личным привидением. Они не заинтересованы в том, чтобы ваши горестные стоны раздавались в коридорах терминалов, вы стирали свои скромные пожитки в туалетах и собирали мелочь на еду, коронной фразой Кисы Воробьянинова «Месье же не манж пасис жюр» и помахивали при этом остатками посадочного талона. Ваша единственная задача – в ожидании следующего рейса устроиться как можно комфортнее. Для этого переходим к пункту 2.

2.Не ругайтесь с представителями авиакомпании, по вине которой вы опоздали. Они не виноваты в том, что рейс задержали и они не могут ничего изменить. Единственное, что они могут - сделать ваше ожидание комфортным или не сделать. Не грозите им судами и адвокатами, в огромной корпорации множество отличных юристов, но даже если вы и выиграете, это случится когда-то потом, а спать, есть и мыться вам надо сейчас. Если хотите, настрочите жалобу позже, а пока улыбайтесь и просите вам помочь.

3.Не стесняйтесь и ничего не бойтесь. Объясняйтесь так, как вы можете. Переспрашивайте, уточняйте. Вы не по своей вине застряли в чужой стране и не обязаны знать ее язык. Когда к нам приезжают иностранцы, они тоже не говорят по - русски. Подумайте что вам важнее - обеспечить себе комфорт или чтобы о вас ничего плохого не подумал человек, которого вы видите в первый и последний раз.

4.Если вам говорят «нет мест в отеле, ждите в аэропорту», не сдавайтесь и ищите аргументы. В моем случае это был душ, возможно, в вашем будет какой-то другой, но все мы - люди. Как правило, отели ищут вблизи аэропорта, а они действительно переполнены, поэтому не теряйтесь, просите помогающего вам сотрудника посмотреть места на booking.com. Там есть информация о свободных номерах во всех отелях по всему миру.

5.Когда вам выдают чеки на поселение, интересуйтесь, как вы доберетесь не только в отель, но и назад в аэропорт. Шаттлы есть только при отелях в зоне аэропорта, да и то курсируют они не круглосуточно. Так что, авиакомпания должна обеспечить вам доставку.

6.Если вы покупаете спиртное в Duty Free, просите сразу упаковать его в вакуумные пакеты. Если в этом отказывают, лучше не покупайте его вообще. Велика вероятность, что его отберут в зоне пересадки. Так что выбирайте что лучше – не купить и не выпить или купить и не выпить.

7.Если ваш багаж потерялся, идите в бюро LOST и FOUND, оно есть в любом аэропорту и составляйте заявление на розыск. Ответственность за багаж несет конечная компания перевозчик, в моем случае Air France. По закону на розыск багажа отводится 21 день. Как правило, его находят в первую неделю. Если багаж утерян безвозвратно, компенсация по Варшавской конвенции составляет по 20 дол на каждый килограмм веса, указанный в багажной квитанции. С авиакомпаниями СНГ бесполезно разбираться, зато с европейскими и американскими компаниями попробовать получить больше вполне возможно. На подачу жалобы после получение компенсации есть 18 месяцев. Убеждать авиа перевозчиков, что в вашем багаже были ценности сродни золотым слиткам бессмысленно, но честно описать утерянные вещи и объяснить почему 20 дол за кг для них недостаточно вполне реально. Это, кстати, я и собираюсь сделать, поскольку сумка моя до сих пор не нашлась.

8.Сохраняйте посадочные талоны и багажные чеки. Если вы решите жаловаться по возвращении, они вам будут просто необходимы. Для подачи жалоб поищите представительство авиакомпании в вашем городе, но если его нет, не отчаиваетесь. Найдите в Интернете сайт головного офиса, как правило, на нем есть контакты для подачи жалоб и предложений. Кстати, надеюсь с помощью все той же Инны Бородиной, компания Air Canada получит мою длиннющую телегу с предложениями по улучшению обслуживания транзитных пассажиров. «А я и здесь молчать не буду» - помните миниатюр